Архив метки: Стюарт Э. МакГоун

Они побежали вот туда и вот туда — типаж напарников

Они побежали вот туда и вот туда

Они побежали вот туда и вот туда

«Знаешь, что я о тебе узнал за год работы с тобой?
Что?
Ты не умеешь свистеть».

Представляете себе напарника, который столько знает о том, с кем работал год?
Таких не бывает, — у толстого полицейского может быть только один мотив так говорить, — скрыть свою враждебность.
Если рассмотреть двух полицейских поближе, то окажется странным, что они друг с другом работают, учитывая то, что они оба неудачники.

Напарников вместе удерживает страх.

Худого полицейского никто не слушает, он всех боится, в случае чего всегда прячется за спину толстого.
Только когда худого не замечают он себя чувствует свободно, разговаривает вроде как сам с собой, а масло намазать хочет, чтобы съесть побольше, потому, что еда в тюрьме у него вызывает отвращение.
Худой более быстрый, но реальность такова, что замечая, что картошка еще не очищена, не успевает посмотреть, где нужно еще срезать, как лучше сделать движение, — срезает все так, что от большой картошки остается маленькая часть.

Толстый полицейский постоянно ест, он-то как раз больше на виду, его слушают, но реальность такова, что его же и бьют.
Толстому полицейскому выгоден худой, — тот создает видимость рвения к работе, в то время как толстый может не думать о работе.
В желании толстого переложить часть своих полномочий на худого есть и слабая сторона, — когда нужно защищать себя, он думает, что кто-то есть сильнее его, кто может заступиться.
Поэтому часть сил уходит впустую, — толстый мог бы и сам постоять за себя, если бы не рассчитывал на мелкого, смотрясь в которого можно только заразиться страхом.

Два полицейских получается, как в сказке «Снежная королева«, становятся зеркалами друг друга.
Толстый глядя на худого думает, — ну ничего себе я работник, а худой думает, — ну ничего себе я силач.

Читать далее