Что мешает жить счастливо, когда все есть, — телесериал «Людвиг».

Людвиг

Людвиг

В самом начале фильма, Людвиг исповедуется священнику, — в этот момент, обещая отказаться от гордыни, Людвиг говорит, что обратится за помощью к людям искусства и станет самым великим королем.
Если Людвига называют параноиком, то у меня предположение, что он уже тогда проверял священника, на сколько тому можно доверять, возможно тогда же Людвиг утратил веру.

Во второй серии, 4 минута, — «Скажи, к чему ты стремишься? Хочешь войти в историю благодаря Рихарду Вагнеру, как моя свекровь со своими живописцами? Если Вагнер велик, он не нуждается в твоей помощи.»
Возникает вопрос, — для чего было Людвигу связываться с тем, кто живет с женой своего дирижера?
На мой взгляд вся эта история Людвига про великого короля, это бред, — для него важно было приблизить к себе развращенного человека.

Людвиг не спит с женщинами, что в психике может перевернуться в идею, что нужно спать с мужчинами, — отрицание своих желаний, приводит к тому, что они вылазят в другом месте, в еще более уродливой форме.
Вполне возможно, что все движения в сторону великости, это маскарад.

В книге о Висконти написано, что этот фильм о человеке, после которого пришли фашисты, возможно не сразу, но реальность такова, что Людвиг освободил трон для людей, которые в чем-то были хуже, видели в нем глупца.

В 4 серии, Людвиг предлагает подумать о душе, — может быть он слишком много о ней думает, забывая о реальных делах, которые его тянут в низ.

Предположу, что Людвиг внушаем, — если человеку рассказывают, что он делает, — это внушение.
К примеру, — чего стоишь тут как вкопаный, не видишь я еду.

Внушают все люди, однако те, кто боится признаться в чем-то, охотнее побежит за внушениями, чтобы ему доказали, что он хороший.
Поэтому Вагнер еще и тот, кто внушает Людвигу, что он любит людей искусства, так как Людвиг до того мог их ненавидеть и испугаться, что о его ненависти узнают.
К примеру, покупая товар у представителей другой национальности, думал, что покупаю у своих, а затем, устыдившись своего поступка, пошел покупать к другому человеку, не русскому, которого ругали, чтобы таким образом себя возвеличить, — отменить свой поступок.
В тот момент, нужно было понять, что мною двигало, когда я испугался, что столкнусь с теми же людьми, как буду смотреть им в глаза, хотя на самом деле я себя боялся прошлого вспомнить.

Предположу, что Людвигу можно было самому учиться, нанять себе учителей, жениться, заниматься отбором кадров для правительства.
Вместо этого, Людвиг позволил лишить себя и других сна, отстранялся от решения военных проблем.
Чего нужно было Людвигу, если у него было все к чему стремлюсь я, к чему стремятся те, кому нужны деньги, власть?
Вероятно, на самом деле проблема не в том, что человек готов делать, а в том, что привыкая жить делая то, что хочется другим, делая на показ, привыкаешь отказываться от того, что действительно хочется, что радует, что делает счастливым.
Как если бы было мнение, что все, что делается Людвигом, то плохо, а все, что делается остальными, то хорошо и нужны были те, кто бы делал хорошо.
Такая изоляция себя, приводит к несчастности, унынию и беспомощности, когда каждый раз сталкиваясь с чем-то новым, возникает страх, который напоминает о том, какой ты на самом деле мог бы быть.

Автор: Сергей Титов

Добавить комментарий