Фильм «Обезьяньи проделки», — как перестать быть слишком ответственным.

Обезьяньи проделки

Обезьяньи проделки

Барнаби и Эдвина создают впечатление идеальной семьи, где жена, довольна своим мужем, не смотря на то, что они не поехали на вечеринку.
Дело в том, что Барнаби думает над своей формулой, а когда находит решение, то выясняется, что он связывает счастье в своей жизни с решением этого вопроса.

Когда решение найдено, Барнаби сообщает об этом своему начальнику Оливеру Оксли, а тот больше занят рекламой, — он не хочет выслушивать об успехах Барнаби, ему самому хочется похвалиться.

Франсуа Трюффо пишет, что в диалогах один может только говорить, а другой говорить и слушать.
В данном случае Оксли услышал, что проблема решена, а затем мог и обидеться, и дать рекламу, чтобы показать, как Барнаби сам относится к чьей-то попытке получить похвалу.
Если Барнаби в фантазиях, о своей великой жизни в будущем, то он интересен своей жене, а решение проблемы даже вредно, так как тогда фантазии прекратятся.
Возможно в этом и заключается изоляция ученого, когда он считает, что его никто не понимает, хотя начальник рад, что решение найдено и у начальника тоже фантазии по поводу успеха препарата.

Судя по фильму, цель разрабатываемого препарата, — омоложение.
Однако весь коллектив под омоложением понимает виагру, которая нужна шефу, чтобы спать с секретаршей, — перенесенные на шефа обвинения.

Показано так же, что весь состав, который вызывал эффект, якобы связанный с омоложением, приготовила обезьяна, смешав вещества до которых смогла дотянуться.

Оказалось, что препарат снимал ограничения в поведении и люди прекращали подавлять свои желания.
Когда сняли первый слой подавления оказалось, что Барнаби хочет хамить шефу, безвкусно одеваться, гонять на скоростях на автомобиле, как если бы скорость, это было умение водить автомобиль.
Жена Барнаби хочет постоянно дрыгаться, под видом танцев и закатывать ему скандалы, рассказывая про маму, а так же делать пакости, вроде забрасывания рыбки в штаны к шефу.

Второй после подросткового уровень, был детский, потому, что препарат подогрели, когда пили кофе и эффект усилился.
На этом уровне, жена Барнаби, только и делала, что по детски его дразнила ревнуя к другой женщине, постоянно ныла от толчков и пинков, а еще обещала пожаловаться маме и знакомому.
Барнаби хотел драться, торговался по поводу формулы, которой у него нет, прогонял жену, а потом договорился с детьми играющими в индейцев, поймать ухажера жены и снять с него скальп (обрив его).

Когда жена Барнаби посчитала, что ее муж, это ребенок который к ней приполз и отвезла его Оксли, то Оксли выставил себя полным дураком поверив ей, — единственное, что удивило, что манера разговора и требования остались те же, как если бы Оксли требовал от Барнаби столько же, сколько от маленького ребенка. Такое впечатление, что весь диалог с Барнаби был построен так, что шеф обращался не к нему взрослому, а к постороннему ребенку.

Желания Оксли были в том, чтобы все, кто его окружал с ним играли, а для этого они должны были вести себя как маленькая, ноющая девочка.

В итоге, Барнаби перестав подавлять свои желания, стал ответственнее и заткнул тещу.
Кто мешал до того Барнаби быть таким как он хотел?
Показано было, как маленький ребенок ковбой, копирует манеру взрослого, рассудительно говоря, что у остальной банды ничего не получится и требуя танцевать танец войны, — как если бы от этого танца что-то зависело.

Возможно как психологический прием можно использовать фантазию, представив себя в какой-то ситуации в роли подростка, а затем маленького ребенка.

Автор: Сергей Титов

Добавить комментарий